1 сезон

2 сезон

3 сезон

Немецкий квест за сим-картой

В следующий раз, когда надумаете жаловаться на длинную очередь в поликлинике, опаздывающий троллейбус или какую другую реалию украинской жизни, вспомните этот мой плач Ярославны о кровавой телефонной битве.

Итак, вы приехали в Германию для поработать или немножечко пожить. Жить или работать без интернета и телефона возможно было в благословенном девятнадцатом веке, а в наши дни отсутствие оных − уже, считай, инвалидность. Лучше бы вам сразу найти поводыря из местных, ориентирующегося во всех непроходимых чащах европейских правил. Мне повезло, мой новый друг Хова, чудесный оператор из Армении, уже года четыре живущий в Германии, стал опекуном и родной матерью в решении насущного вопроса.

− Сейчас пойдём в супермаркет покупать симку, − сказал вожак.

Да, я тоже удивилась, узнав, что мобильной связью торгуют не медиагиганты, как у нас, вроде «Київстара» или «МТС», а торговые сети. Представьте, что у вас оператором был бы «Сільпо». Или «Сладкая лапа», например.

− Ты мне звонишь с «Магеллана»? Подожди, я тебя наберу с «МЕТРО».

Ну, как-то так у них.

Отстояв очередь в кассу, заплатив за минералку, лимоны и хлеб, мы спросили у кассира о пакете с интересующим нас тарифом. К слову, это 3 гигабайта в месяц за 12 евро. О безлимите речь не идёт, конечно же.

Заполучив сим-карту, я принялась расчехлять телефон.

− Погоди, − остудил мой пыл Хова. – Сперва надо зарегистрироваться.

− А это где? Это как?

Договорились, что наш друг зайдёт вечерком со своим планшетом, и мы быстренько зарегистрируемся в сети оператора.

Весь вечер мы вводили логины, пароли, цифры, присланные в смс, дату моего рождения, срок годности паспорта, девичью фамилию матери и дату взятия Бастилии. Ничего не помогло. Система сопротивлялась, попытки проваливались, регистрация была отклонена.

− Завтра пойдем в представительство компании, − утирая пот, сказал Хова. − Пусть зарегистрируют сотрудники. Я впервые сталкиваюсь с такими трудностями. Я стольким уже помогал наладить мобильную связь, но чтобы так!..

Утром следующего дня мы отправились на… почтамт. Представительство мобильной сети от супермаркета находится на городской почте – логично же? Строгая немка потребовала мой паспорт, сделала ксерокопию, спросила мой домашний адрес, мой немецкий адрес, мой украинский индекс, мой магдебургский индекс, срок окончания действия паспорта, дату рождения, цель пребывания в Германии. Всё это записала, заклеила конверт и сказала без улыбки: «Auf Wiedersehen».

− Хова, какой «ауфидерзейн»? Как «ауфидерзейн»? А телефон мой когда заработает?

− Я думаю, тебе должно прийти письмо. Дня через два, − ответил Хова.

Затем, глянув на моё почти расплакавшееся лицо, сказал:

− Давай еще раз попробуем зайти с хорошего вай-фая на их страницу в интернете.

Мы пришли в редакцию телеканала и стали вызывать духов и всех святых интернета.

К величайшему моему счастью и удивлению, на сей раз связь с оператором установилась, и он попросил меня выйти в Skype.

Во время видеоконференции: покажите паспорт, а теперь приложите паспорт к лицу, чтобы мы сверили, а теперь назовите дату рождения, дату истечения срока годности паспорта, дату взятия Бастилии, девичью фамилию матери, умножьте 2456 на 899, сделайте мостик и стойку на одной ноге, забожитесь, что вы не террорист.

Не поверите, после двух суток мытарств немецкая сим-карта ожила в моём телефоне.

И теперь, когда я буду слышать нытьё об украинской бюрократии, я буду с нежностью вспоминать свою регистрацию в немецкой мобильной сети.

Татьяна Монахова